Происхождение видов путем естественного отбора

Чарльз Дарвин

Глава VIII. Инстинкт

Краткий обзор

Я посвятил эту главу краткому доказательству изменяемости умственных способностей у наших домашних животных и наследственной передачи этих изменений. Еще более коротко я старался доказать, что инстинкты слабо изменяются в естественных условиях. Никто не станет оспаривать, что инстинкты имеют огромное значение для каждого животного. Поэтому нет никакого действительного затруднения в том, что при изменении условий существования естественный отбор накоплял до известных пределов слабые изменения инстинктов, если только они полезны в каком-либо направлении. Возможно, что во многих случаях свое влияние оказывают также привычка и употребление или неупотребление органа. Я не претендую на то, чтобы приведенные в этой главе факты делали мою теорию более прочной в очень большой степени; но, насколько я могу судить, ни один из приведенных затруднительных случаев не опровергает ее. С другой стороны, такие факты, как то, что инстинкты не всегда бывают вполне совершенными и могут вести к ошибкам, что ни для одного инстинкта нельзя доказать его образования на пользу других животных, хотя одни животные извлекают пользу из инстинктов других, что естественноисторический закон "Natura поп facit saltum" ["Природа не делает скачков"] настолько же приложим к инстинктам, как и к строению тела организма, и вполне объясним на основании вышеизложенных взглядов, но не объясним никаким другим путем,- все это скорее служит к подкреплению теории естественного отбора.

Эта теория подкрепляется и некоторыми другими фактами, касающимися инстинктов, как, например, тем обыкновенным случаем, когда два близкие, но различные вида, живущие в разных странах света и находящиеся в совершенно различных условиях, часто сохраняют почти одни и те же инстинкты. Например, исходя из принципа наследственности, мы можем понять, почему дрозд тропических частей Южной Америки вымазывает свое гнездо глиной, совершенно так, как это делает наш британский дрозд; почему птицы-носороги Африки и Индии обладают одним и тем же своеобразным инстинктом замуровывать своих самок в дуплах деревьев, оставляя в замазке только небольшое отверстие, через которое самец кормит самку и птенцов, когда последние выведутся; почему самцы североамериканского крапивника (Troglodytes) устраивают для отдыха так называемые "петушьи гнезда" совершенно так, как это делается нашим крапивником, но что представляет собою привычку, совершенно не свойственную другим птицам. Наконец, хотя, быть может, это и не особенно убедительно с логической точки зрения, но мне кажется гораздо более удовлетворительной мысль, что такие инстинкты, как инстинкт молодой кукушки, выбрасывающей своих сводных братьев, инстинкт муравьев, захватывающих рабов, инстинкт личинок наездников, питающихся внутри живого тела гусеницы, представляют собой не специально дарованные или сотворенные инстинкты, а только небольшие следствия одного общего закона, обусловливающего прогресс всех органических существ, именно - размножения, изменения, переживания наиболее сильных и гибели наиболее слабых.



Комментарии


Можно только удивляться, с какой прозорливостью Ч. Дарвин дал анализ возможных путей возникновения инстинктов у муравьев, пчел, ос и др. Сотни ученых ныне изучают инстинкты и другие формы поведения у самых разных животных. Сформировалась даже самостоятельная наука о поведении животных - этология, одним из основателей которой с полным правом ныне считается Ч. Дарвин. Этологами написаны тысячи специальных работ и даже сотни монографий о принципах мотивации, ритуальном, родительском, иерархическом и других формах поведения. За развитие науки об инстинктах в 1973 г. была присуждена Нобелевская премия австрийскому биологу Конраду Лоренцу и голландцу Нико Тинбергену, а также немецкому ученому К. Фришу. Но все эти успехи в значительной степени основаны на внешне простых, а на самом деле очень глубоких заключениях Дарвина: сложное поведение возникает в процессе эволюции под контролем и управлением естественного отбора.

В современной этологии с большей точностью, чем это было возможно во времена Дарвина, убедительно доказано, что в любом, самом сложном поведении можно выделять ряд элементов или фрагментов. При этом с большой точностью выявлять гомологичные фрагменты поведения у разных видов, хотя они могут быть внешне и не похожи (совсем так же, как не похожи внешне гомологичные акулья челюсть и ушная косточка млекопитающих). У близких видов, как то и следует из концепции Дарвина, таких гомологичных фрагментов больше, у далеких - меньше.

Прозорлив оказался Дарвин и в осторожном отношении к вопросу о рассудочной деятельности и разуму: до сих пор в науке идут споры, как правильно определить понятия "инстинкт" и "разум", нет ответа на вопрос, что такое мысль, память и др. В этологии сейчас больше неясного, чем известного, которое подтверждает правоту анализа Дарвина: инстинкты - это адаптивные признаки, возникающие под влиянием отбора.