Происхождение видов путем естественного отбора

Чарльз Дарвин

Глава VIII. Инстинкт

Специальные инстинкты

Быть может, ознакомившись с несколькими примерами, мы лучше поймем изменение инстинктов под влиянием отбора в естественном состоянии. Я выберу только три, а именно: инстинкт, заставляющий кукушку класть яйца в чужие гнезда, рабовладельческий инстинкт некоторых муравьев и строительные способности пчел. Два последние инстинкта обыкновенно вполне справедливо считаются натуралистами за самые удивительные из всех известных инстинктов.

Инстинкты кукушки

Некоторые натуралисты думают, что непосредственная причина инстинкта кукушки заключается в том, что она несет яйца не ежедневно, но с промежутками в два или три дня; поэтому если бы она устраивала свое собственное гнездо и сама высиживала яйца, то либо первые отложенные яйца оставались бы некоторое время ненасиженными, либо в одном и том же гнезде были бы и яйца, и птенцы разного возраста. В таком случае продолжительность периода носки и насиживания была бы невозможно велика, тем более что кукушка улетает очень рано, и первый выведшийся птенец, вероятно, выкармливался бы одним только самцом. Но американская кукушка находится именно в таком положении, потому что она устраивает свое собственное гнездо и имеет в одно и то же время и яйца, и птенцов, выведенных в последовательные сроки. Одни утверждали, другие отрицали, что американская кукушка иногда откладывает яйца в чужие гнезда; но я недавно слышал от д-ра Мерреля, из штата Айова, что однажды он нашел в Иллинойсе молодую кукушку вместе с молодой сойкой в гнезде голубой сойки (Garrulus crislatus), и так как обе птицы были почти оперены, то ошибки в определении их быть не могло.

Я мог бы привести здесь еще несколько примеров таких птиц, которые иногда откладывают яйца в чужие гнезда. Предположим теперь, что отдаленный предок нашей европейской кукушки имел привычки американской кукушки и случайно снес яйцо в гнездо другой птицы. Птенцы, благодаря наследственности, могли усвоить случайную и уклоняющуюся привычку своей матери, могли в свою очередь откладывать яйца в чужие гнезда и вследствие этого успешнее выкормить своих детенышей. Я думаю, что если процесс такого рода продолжался долго, то своеобразный инстинкт нашей кукушки мог сделаться врожденным. Недавно Адольф Мюллер также привел достаточное доказательство того, что кукушка иногда откладывает яйца на голую землю, высиживает их и выкармливает своих птенцов. Такой редкий случай, вероятно, представляет собою возврат к давно потерянному первоначальному инстинкту вить гнезда. До последнего времени были известны только инстинкты европейской и непаразитической американской кукушки; теперь, по наблюдениям м-ра Рамсея, мы имеем некоторые сведения о трех австралийских видах, откладывающих яйца в гнезда других птиц. Следует обратить внимание на три главных обстоятельства: во-первых, обыкновенная кукушка, за редкими исключениями, сносит только по одному яйцу в гнездо, вследствие чего большой и прожорливый птенец получает корм в избытке. Во-вторых, яйца замечательно малы, не больше яиц полевого жаворонка - птицы, которая вчетверо меньше кукушки. Что малая величина яиц представляет собой действительно явление приспособления, мы можем видеть из того факта, что непаразитическая американская кукушка несет яйца больших размеров, В-третьих, молодая кукушка, вылупившись из яйца, обладает инстинктом, заставляющим ее при помощи своей сильной, своеобразно устроенной спины выбрасывать своих сводных братьев, которые затем погибают от голода и холода. И это было смело названо благодетельным приспособлением, клонящимся к тому, чтобы молодая кукушка могла получить достаточно корма, а ее сводные братья погибали, прежде чем успеют развиться!

Обратимся теперь к австралийским видам; хотя эти птицы кладут обыкновенно по одному яйцу в гнездо, но не редкость найти два и даже три яйца в одном и том же гнезде. У бронзовой кукушки яйца значительно колеблются по своим размерам, от восьми до десяти линий в длину. Если бы для вида оказалось выгодным нести яйца еще меньшего размера, чем те, которые он несет теперь, то ничего не препятствовало бы тому допущению, что могла бы образоваться раса или вид, которые откладывали бы все более и более мелкие яйца, так как последние могли бы с большей надежностью подвергаться высиживанию и уходу. М-р Рамсей замечает, что две австралийские кукушки, откладывая яйца в открытое гнездо, обнаруживают решительное предпочтение гнездам с яйцами, сходными по окраске с их собственными. Европейский вид заметно обнаруживает наклонность к подобному же инстинкту, но нередко уклоняется от него, так как доказано, что кукушка кладет свои светлые, бледно окрашенные яйца в гнезда садовой завирушки с яркими зеленовато-голубыми яйцами. Если бы наша кукушка неизменно обнаруживала упомянутый инстинкт, он, конечно, был бы отнесен к тем инстинктам, относительно которых предполагают, что они были приобретены одновременно. Яйца австралийской бронзовой кукушки, по словам м-ра Рамсея, необычайно изменчивы по окраске; поэтому естественный отбор мог развить и закрепить всякое благоприятное изменение в этом направлении так же, как и в направлении размеров.

У европейской кукушки дети приемных родителей обыкновенно выбрасываются из гнезда в течение трех дней по вылуплении птенца кукушки. Первою ступенью к приобретению соответствующего инстинкта могло быть совершенно бессознательное беспокойство со стороны птенца, когда он несколько подрастал и становился крепче, а затем эта привычка могла развиться и перейти на более ранний возраст.

Это представляет для меня не большее затруднение, чем то, что невылупившийся птенец другой птицы приобрел инстинкт пробивать скорлупу или что молодые змеи имеют в верхней челюсти, по наблюдениям Оуэна, острый временный зуб для прорыва прочной оболочки яйца. Потому что, если каждая часть организма подвержена индивидуальным изменениям во всяком возрасте, а изменения имеют наклонность передаваться по наследству в соответствующем или более раннем возрасте - положения, которые нельзя оспаривать,- то инстинкты и строение молодой особи могут медленно изменяться столь же несомненно, как у взрослой особи; и то и другое должно быть или принято, или отвергнуто всей теорией естественного отбора.

Некоторые виды Molothrus, весьма своеобразного рода американских птиц, близких к нашим скворцам, имеют паразитические привычки, сходные с привычками кукушки, и представляют интересную последовательность в степени совершенствования их инстинктов. Оба пола Molothrus badius, как это утверждает превосходный наблюдатель м-р Хэдсон, иногда живут смешанными стаями, а иногда парами. Иногда они строят собственное гнездо, иногда же занимают гнездо, принадлежащее какой-либо другой птице, и при этом иногда выбрасывают чужих птенцов. В некоторых случаях они кладут яйца в захваченное гнездо или - что довольно странно - строят собственное гнездо поверх захваченного. Обыкновенно эти птицы сами высиживают свои яйца и сами выкармливают детей; но м-р Хэдсон говорит, что вероятно они иногда паразитируют, так как он видел молодых птиц этого вида, следующих за старыми птицами другого рода, причем они криком требовали для себя корма. Паразитическое поведение другого вида Molothrus, именно М. bonariensis, развито в гораздо большей степени, нежели у предыдущего, но еще далеко не совершенно.

Насколько известно, эта птица неизменно кладет яйца в чужие гнезда; но замечательно, что иногда несколько птиц вместе начинают строить грубое, неправильное гнездо, помещая его в удивительно неподходящих местах, как, например, на листьях крупного чертополоха. Однако, насколько м-р Хэдсон мог убедиться, они никогда не кончают постройки такого гнезда. Часто они откладывают в чужом гнезде так много яиц - от пятнадцати до двадцати, что высиживаются, вероятно, лишь очень немногие из них или даже ни одно не оказывается высиженным. Кроме того, они имеют странную привычку проклевывать яйца захватываемого гнезда, независимо от того, принадлежат ли они их же виду или приемным родителям. Наконец, они роняют много яиц на землю, где последние и погибают. Третий вид, североамериканский М. pecoris, приобрел настолько же совершенные инстинкты, как кукушка, и никогда не кладет в чужое гнездо более одного яйца, вследствие чего выкармливание птенца становится совершенно обеспеченным.

Многие пчелы также являются паразитирующими, постоянно откладывая свои яички в гнезда других видов пчел. Этот случай еще более замечателен, нежели паразитизм кукушки, потому что у этих пчел, в соответствии с их паразитическими привычками, изменены не только инстинкты, но и строение; у них нет аппарата для собирания пыльцы, который был бы необходим, если бы они сами запасали корм для своих личинок. Некоторые виды Sphegidae (насекомых, похожих на ос) также паразитируют, и г-н Фабр недавно привел несомненное доказательство в подтверждение того, что Tachytes nigra, хотя обычно и делает свои собственные норки, снабжая их для своих личинок парализованной добычей, однако в том случае, если это насекомое находит уже готовую, снабженную запасами норку другого сфекса, то пользуется добычей и становится время от времени паразитом. В этом случае, как и по отношению к Molothrus или кукушке, я не вижу никакого затруднения для того, чтобы естественный отбор сделал случайную привычку постоянной, если она полезна виду и если насекомое, чье гнездо и запасный корм захвачены столь преступным способом, не вымирает от этого.

Комментарии


яйца кукушки и приемных родителей

VIII-5.

Явление гнездового паразитизма известно теперь для десятков видов кукушек и некоторых других птиц. Встречаются самые разнообразные формы паразитирования, в том числе и такие, при которых приемные родители только высиживают яйца и выкармливают птенца в гнезде, а вылетевшего из гнезда слетка докармливают его настоящие родители - кукушки.

Яйца обыкновенной кукушки (Cuculus canons) найдены в гнездах более чем 150 других видов птиц, хотя успешно развиваются они у значительно меньшего числа приемных родителей. Обычно яйца кукушек по форме, величине и окраске сильно напоминают яйца приемных родителей. При этом каждая самка несет яйца только одного определенного типа и соответственно паразитирует лишь на каком-то одном виде хозяев. Четырехлетние наблюдения за одной самкой кукушки показали, что из 61 снесенного ею за это время яйца 58 были отложены в гнезда коньков (Anthus pratensis). В одном научном обзоре было подсчитано, что из 1642 яиц, отложенных кукушками в гнезда хозяев, чьи яйца соответствовали по форме и окраске яйцам кукушек, погибло только 8% яиц, тогда как среди 298 яиц, отложенных кукушками в "неправильные" гнезда, погибло 24% яиц.

На рисунках изображены яйца: слева - приемных родителей, справа - кукушки из того же гнезда; сверху вниз: дроздовидной камышовки (Асгоcephalus arundinaceus), сорокопута (Lannius collurio), желтой трясогузки (Motacilia flava), обыкновенной горихвостки (Phoenicurus phoenicurus), красноухой овсянки (Emberiza cioides).


Кукушонок в гнезде пеночки

VIII-6.

Кукушонок в гнезде пеночки. Многолетние исследования ленинградского орнитолога профессора А. С. Мальчевского показали, что в европейской части СССР существует несколько биологических рас кукушек. Каждая из них связана с откладыванием яиц в гнезда определенного вида птиц. В результате естественного отбора по хозяевам у разных кукушек выработались генетические особенности, определяющие несколько различную форму и окраску их яиц. Интересно, что эти расы кукушек существуют на одной территории, но экологически и генетически оказываются несколько изолированными друг от друга.


обыкновенная воловья птица

VIII-7.

Обыкновенная воловья птица (Моlothrus pecoris). Гнездовой паразитизм встречается не только у кукушек, но и птиц из других отрядов - воробьиных и гусеобразных. Виды рода Molothrus представляют всю картину перехода к гнездовому паразитизму - от постройки собственного гнезда до совершенного инстинкта кукушки, как об этом пишет Дарвин. Это поведение описано не только у птиц, но и у других животных, в первую очередь у перепончатокрылых насекомых. Известны даже шмели-кукушки (род Psithyrus), откладывающие яйца в чужие гнезда шмелей.