Происхождение видов путем естественного отбора

Чарльз Дарвин

Глава III. Борьба за существование

Сложные соотношения между всеми животными и растениями в борьбе за существование

Известно много случаев, показывающих, как сложны и неожиданны препятствия и взаимные отношения между органическими существами, борющимися за жизнь в одной и той же стране. Приведу только один, хотя простой, но очень меня заинтересовавший. В Стаффордшире находилась обширная и крайне бесплодная вересковая равнина, которой никогда не касалась рука человека; но несколько сот акров той же равнины двадцать пять лет назад были огорожены и засажены шотландской сосной. Перемена в природной растительности засаженной части была замечательна и превышала то различие, которое обыкновенно наблюдается при переходе с одной почвы на совершенно иную; не только относительное число растений вересковой формации совершенно изменилось, но появилось двенадцать новых видов (не считая злаков и осок), не встречающихся на вересковой равнине. Но влияние на насекомых было еще больше, так как в сосновой посадке стали обычными шесть видов насекомоядных птиц, не встречавшихся в остальной равнине, где водилось два или три разных вида насекомоядных птиц. Мы видим, насколько сильным оказалось влияние, вызванное введением одного только дерева, так как все ограничилось только огораживанием для ограждения от потравы скотом.

Мы видели здесь, что существование шотландской сосны всецело зависело от скота; но в некоторых частях света существование скота определяется присутствием насекомых. Пожалуй, Парагвай представляет самый разительный пример тому, так как в нем не одичали ни лошади, ни рогатый скот, ни собаки, хотя южнее и севернее его они кишат в одичалом состоянии; Азара и Ренгер показали, что это зависит от встречающейся в Парагвае в громадных количествах известной мухи, кладущей свои яйца в пупки этих животных, как только они родятся. Дальнейшее возрастание численности этой мухи, как она ни многочисленна, должно быть ограничено каким-нибудь препятствием, вероятно, другими паразитическими насекомыми. Отсюда, если бы число некоторых насекомоядных птиц убавилось в Парагвае, количество паразитических насекомых, вероятно, увеличилось бы, а это уменьшило бы число мух, кладущих яйца в пупки: тогда рогатый скот и лошади могли бы одичать, а это, несомненно, сильно изменило бы (как я действительно наблюдал в некоторых частях Южной Америки) характер растительности, что в свою очередь сильно отразилось бы на насекомых, что опять-таки, как мы только что видели в Стаффордшире, повлияло бы на насекомоядных, птиц,- и так далее, все шире и шире расходящимися и сложными кругами.

Не следует, однако, думать, чтобы в природе взаимные отношения были когда-нибудь так просты, как в этом примере. Битвы следуют за битвами с постоянно колеблющимся успехом, и тем не менее в длинном итоге силы так тонко уравновешены, что облик природы в течение долгих периодов остается неизменным, хотя самое ничтожное обстоятельство, несомненно, дает победу одному организму над другим. И тем не менее так глубоко наше невежество и так велика предвзятость наших мнений, что мы дивимся, когда слышим о вымирании какого-нибудь органического существа и, не видя тому причины, прибегаем к катаклизмам, опустошающим землю, или сочиняем законы продолжительности существования жизненных форм!

Не могу не привести еще один пример, показывающий, как растения и животные, расположенные на далеко отстоящих ступенях органической лестницы, бывают тесно оплетены сетью сложных взаимных отношений.

Посещение пчелами необходимо для оплодотворения некоторых видов клевера: так, например, 20 головок белого клевера (Trifolium repens) дали 2290 семян, между тем как 20 других головок, огражденных от посещения пчелами, не дали ни одного. В другом опыте 100 головок красного клевера (Т. ргаtense) дали 2700 семян, а такое же число огражденных - ни одного. Только шмели посещают красный клевер, так как другие пчелы не могут добраться до его нектара. Высказывалось предположение, что клеверы могут оплодотворяться разноусыми бабочками; но я сомневаюсь в том, чтобы они могли достигнуть этого по отношению к красному клеверу, вес их тела недостаточен для того, чтобы они могли надавливать на боковые лепестки. Отсюда мы вправе с большой вероятностью заключить, что, если бы здесь род шмелей вымер или стал бы очень редок в Англии, и красный клевер стал бы также очень редким или совсем исчез.

Число шмелей в стране зависит в значительной мере от численности полевых мышей, истребляющих их соты и гнезда; полковник Ньюмен, долго изучавший жизнь шмелей, полагает, что "более двух третей их погибает в Англии этим путем". Но число мышей, как всякий знает, в значительной степени зависит от количества кошек, и полковник Ньюмен говорит: "Вблизи деревень и маленьких городов я встречал гнезда шмелей в большем количестве, чем в других местах, и приписываю это присутствием большого числа кошек, ловящих мышей". Отсюда становится вполне вероятным, что присутствие большого числа животных кошачьей породы в известной местности определяет, через посредство, вопервых, мышей, а затем шмелей, изобилие в этой местности некоторых цветковых растений!

Когда мы глядим на травы и кустарники, столпившиеся на густо поросшем берегу, мы склонны приписать состав этой растительности и относительную численность ее представителей так называемому случаю. Но как превратно это мнение! Всякий, конечно, слыхал, что когда в Америке вырубают лес, ему на смену появляется совершенно иная растительность; но замечено, что древние индейские развалины в южных штатах Северной Америки, на которых когда-то, конечно, не росло ни одного дерева, теперь покрыты растительностью, представляющей то же чудесное разнообразие и то же численное отношение между видами, как и в окружающем девственном лесу. Какая борьба должна была тянуться в течение веков между различными деревьями, рассевавшими ежегодно тысячами свои семена, какая война должна была свирепствовать между насекомыми, улитками и другими животными, с одной стороны, птицами и хищными зверями - с другой, одинаково стремившимися размножиться, питавшимися одни за счет других или за счет деревьев, их семян и всходов или за счет других растений, первоначально покрывавших почву и заглушавших рост деревьев!

Зависимость одного организма от другого, как, например, паразита от его жертвы, обыкновенно связывает между собой существа, отстоящие далеко одно от другого на ступенях органической лестницы. То же можно сказать и об организмах, в строгом смысле борющихся друг с другом за существование, как, например, в случае саранчи и травоядных четвероногих.

Однако борьба почти неизменно будет наиболее ожесточенной между представителями одного и того же вида, так как они обитают в одной местности, нуждаются в одинаковой пище и подвергаются одинаковым опасностям.

Комментарии


Бурное развитие растительности

III-8.

Даже простое огораживание местности обычно вызывает бурное развитие растительности.

Со времени написания "Происхождения видов" антропогенное давление на окружающую среду увеличилось многократно, и результаты исключения какого-то участка из интенсивного воздействия стали еще ярче. Те, кому посчастливилось побывать в Аскании-Нова или Софиевке на Украине, надолго сохранят удивительные впечатления от их замечательных парков, созданных не только благодаря подсадке каких-то растений, главным образом из-за огораживания территории и изъятия ее из обычного хозяйственного использования. Да в любом городском микрорайоне можно увидеть, что на тех участках, где растительности предоставлена свобода, через несколько лет поднимается густой ее покров, резко меняется и животный мир биоценоза: место воробьев и ворон на таких участках занимают синицы, дрозды, мухоловки, сороки и даже соловьи.


паразитизм

III-9.

Вопрос о паразитизме оказался много сложнее, чем представляется с первого взгляда. Большинству паразитов невыгодна смерть хозяина, ведь в таком случае должно будет прекратиться и его собственное существование. Поэтому в процессе взаимной, сопряженной эволюции (иногда ее называют "ко-эволюцией") складываются такие отношения между паразитом и хозяином, при которых вредность (вирулентность) паразита умеренна; и, более того, порой присутствие паразита бывает в чем-то полезным для хозяина. В некоторых случаях удавалось наблюдать процесс "притирки" паразита к новому хозяину. Для ограничения численности кроликов в Австралии был завезен вирус миксома, вызывающий у кроликов смертельную болезнь - миксоматоз. Сначала только 1-5 кроликов из 100 выживали после попадания в них этого вируса в результате естественной невосприимчивости к миксо-матозу (вирус в них жил, но смертельной болезни не возникало). А дальше стали наблюдаться два параллельных процесса. Во-первых, происходило ослабление вирулентности вируса: он вызывал гибель не 95, а лишь нескольких десятков, а затем и нескольких процентов особей и стал мирно проживать в организме кроликов вместе с другими постоянными обитателями, которых у каждого вида насчитывается немало. Во-вторых, происходило быстрое распространение кроликов, которые оказались более устойчивыми к действию миксоматоза. В результате через 10- 12 лет после внедрения вируса численность кроликов практически восстановилась.

На рисунке показаны места обитания 20 разных групп наружных (экто-) и внут ренних (эндо-) паразитов у птиц: грибов (1), амеб (2), жгутиковых (3), плазмодиев (4), спирохет (5), трипаносом (6), ли-гулид (7, 12), трематод (8), круглых червей (9), скребней (10), ленточных червей (11), пиявок (13), клопов (14), блох (15), пухоедов (16), личинок мух (17), мух-кровососок (18), перьевых клещей (19) и иксодовых клещей (20).

По существу нет ни одного организма, который бы существовал изолированно, сам по себе: все они представляют собой своеобразные биоценозы. Не представляет исключения и человек: в нашем кишечнике, легких, кровеносной системе, других внутренних органах постоянно существуют десятки видов микроорганизмов, некоторые из которых очень важны. Например, на поверхности кожи обитают миллионы бактерий, грибов и других микроорганизмов.


Шмель на цветке красного клевера

III - 10.

Шмель на цветке красного клевера.