Происхождение видов путем естественного отбора

Чарльз Дарвин

Глава II. Изменение в естественном состоянии

ИЗМЕНЧИВОСТЬ.

- ИНДИВИДУАЛЬНЫЕ РАЗЛИЧИЯ.

- СОМНИТЕЛЬНЫЕ ВИДЫ.

- ШИРОКО РАССЕЛЕННЫЕ, РАСПРОСТРАНЕННЫЕ И ОБЫКНОВЕННЫЕ ВИДЫ НАИБОЛЕЕ ИЗМЕНЧИВЫ

Изменчивость

Прежде чем применить выработанные в предыдущей главе общие основания к организмам, находящимся в естественном состоянии, мы должны вкратце рассмотреть еще вопрос, подвержены ли эти последние изменениям. Для надлежащего изложения этой темы потребовалось бы привести длинный перечень сухих фактов, но я отложу это до другого, позднейшего труда. Не стану я обсуждать здесь и различные определения, которые были предложены для термина "вид". Ни одно из определений не удовлетворило всех натуралистов; и, однако, каждый натуралист смутно понимает, что он разумеет, говоря о виде. Вообще под этим термином подразумевается неизвестный элемент отдельного творческого акта.

Термин "разновидность" также трудно поддается определению, но здесь почти всегда подразумевается общность происхождения, хотя ее только очень редко можно доказать. Имеем мы еще так называемые уродства, но они нечувствительно переходят в разновидности. Уродством, я полагаю, считают значительное уклонение в строении, обыкновенно вредное или бесполезное для вида. Некоторые авторы употребляют слово "вариация" как технический термин и разумеют под ним изменение, непосредственно обусловленное действием физических условий жизни; "вариации" в этом смысле считаются не наследственными, но кто поручится, что карликовые формы раковин в опресненных водах Балтийского моря, или такие же формы альпийских растений, или более густой мех северных животных не будут в некоторых случаях наследоваться по крайней мере в нескольких поколениях? А в таком случае, я полагаю, эти формы можно было бы назвать разновидностями.

Почти каждая часть органического существа так прекрасно прилажена к сложным условиям его жизни, что кажется столь же невероятным, чтобы она внезапно возникла такой совершенной, как невероятно предположение, чтобы какой-нибудь сложный механизм был изобретен человеком прямо в своей самой совершенной форме.