Происхождение видов путем естественного отбора

Чарльз Дарвин

Глава XII. Географическое распространение

СОВРЕМЕННОЕ РАСПРОСТРАНЕНИЕ НЕ МОЖЕТ БЫТЬ ОБЪЯСНЕНО РАЗНИЦЕЙ В ФИЗИЧЕСКИХ УСЛОВИЯХ.

- ЗНАЧЕНИЕ ПРЕГРАД.

- СРОДСТВО ОРГАНИЗМОВ ОДНОГО И ТОГО ЖЕ МАТЕРИКА.

- ЦЕНТРЫ ТВОРЕНИЯ.

- РАССЕЛЕНИЕ, ВЫЗЫВАЕМОЕ ИЗМЕНЕНИЕМ КЛИМАТА И УРОВНЯ СУШИ, А ТАКЖЕ СЛУЧАЙНЫМИ ПРИЧИНАМИ.

- РАССЕЛЕНИЕ В ТЕЧЕНИЕ ЛЕДНИКОВОГО ПЕРИОДА.

- ЧЕРЕДОВАНИЕ ЛЕДНИКОВЫХ ПЕРИОДОВ НА СЕВЕРЕ И ЮГЕ

При изучении распространения органических существ на поверхности земного шара наше внимание прежде всего обращает на себя тот замечательный факт, что ни сходство, ни несходство обитателей различных областей не могут быть вполне объяснены климатическими и другими физическими условиями.

Вряд ли имеются такие климатические или какие-либо другие физические условия в Старом Свете, которым не нашлось бы соответствующих в Новом, по крайней мере настолько, насколько это необходимо для одного и того же вида. Несомненно, в Старом Свете можно указать небольшие области более жаркие, чем в Новом, но их фауна не отличается от фауны окружающих областей, так как редко группа организмов бывает приурочена к небольшой области, отличающейся своеобразными условиями только в слабой степени. И несмотря на этот общий параллелизм в физических условиях Старого и Нового Света, как велико различие между их населением!

Другой важный факт, который поражает нас при нашем общем обзоре, заключается в том, что разного рода преграды, т. е. препятствия для свободного переселения, находятся в самой тесной и важной связи с различиями между организмами разных областей. Мы видим это в большом различии почти всех наземных форм Нового и Старого Света за исключением северных частей, где материки почти соединяются и где, при несколько ином климате, могло происходить свободное переселение северных умеренных форм, подобно тому, как это происходит теперь только для собственно полярных форм. Мы видим то же самое в большом различии между обитателями Австралии, Африки и Южной Америки, взятыми на одной и той же широте, так как эти страны изолированы друг от друга насколько только возможно. Таким образом, мы встречаемся с тем же фактом на каждом материке; на противоположных сторонах высоких и непрерывных горных цепей, обширных пустынь, даже больших рек мы находим различные формы; но так как горные цепи, пустыни и пр. не настолько непереходимы, как океаны, разделяющие материки, и, по всему вероятно, существуют не столь продолжительное время, то разница в этих случаях гораздо меньше, чем разница между различными материками.

Третий важный факт, отчасти уже заключающийся в предыдущих данных, состоит в сходстве организмов одного и того же материка или моря, хотя виды могут быть различны в разных местах и стациях. Это чрезвычайно общий закон, доказываемый бесчисленными примерами на каждом материке. Тем не менее натуралист, странствуя, например, с севера на юг, всегда поражается тем, как группы близких, но представляющих видовые отличия форм последовательно заменяют друг друга. Он слышит, что близкие, но все-таки различные виды птиц имеют почти одинаковый голос, и видит, что их гнезда очень похожи, хотя и не вполне сходны по постройке, и окраска яиц почти одинакова. Равнины, расстилающиеся у Магелланова пролива, населены одним видом Rhea (американского страуса), а лежащие северные равнины Ла Платы - другим видом, того же рода, но не настоящим страусом и не эму, сходными с теми, которые под той же широтой живут в Африке и Австралии.

На тех же равнинах Ла Платы мы видим агути и вискачу - животных, очень сходных по своим нравам с нашими зайцами и кроликами и принадлежащих также к отряду грызунов, но с резко выраженным американским типом организации. Поднимаясь на высокие пики Кордильеров, мы находим альпийский вид вискачи; в водах вместо бобра и выхухоли мы встречаем коипу и капибару, грызунов южноамериканского типа. Можно привести бесчисленное множество и других примеров. Так, обитатели островов, лежащих у американского побережья, как бы ни были эти острова различны в геологическом отношении, всегда резко выраженного американского типа, хотя все они могут быть представлены особыми видами. Обращаясь к далекому прошлому, мы находим, как это показано в предыдущей главе, американский тип господствующим как на Американском материке, так и в американских морях. В этих фактах мы видим глубокую органическую связь, существующую во времени и пространстве на известной площади суши или воды независимо от физических условий. И не любознателен тот натуралист, который не задается вопросом, что означает эта связь.

Эта связь есть просто наследственность, та единственная причина, которая, как мы это положительно знаем, обусловливает появление организмов, или совершенно сходных, или, как это имеет место у разновидностей, близко сходных. Несходство между обитателями разных областей может быть приписано их изменению под влиянием изменчивости и естественного отбора и, вероятно, в меньшей степени, определенному влиянию различных физических условий. Степень несходства зависит от того, насколько было затруднено переселение господствующих форм жизни из одной области в другую в более или менее отдаленную эпоху, от природы и количества первых переселенцев и от влияния одних обитателей на других, ведущего к сохранению различных изменений, так как взаимное отношение организмов в борьбе за жизнь, как это мною уже неоднократно отмечалось, является самым важным из жизненных условий. Отсюда - важное значение преград, задерживающих переселение, чем дается время для медленного процесса изменения под влиянием естественного отбора.

Согласно этим взглядам, очевидно, что различные виды одного и того же рода, хотя бы они жили в самых отдаленных друг от друга частях земного шара, должны были первоначально выйти из одного места, так как они произошли от общего прародителя. По отношению к тем видам, которые в течение всех геологических периодов претерпели лишь незначительные изменения, нетрудно доказать, что они расселились из одной области потому, что в течение значительных географических и климатических изменений, имевших место с древнейших времен, переселения могли происходить почти в неограниченных размерах.

Но во многих других случаях, когда мы имеем основание думать, что виды одного рода произошли в сравнительное недавнее время, это представляет значительные трудности. Точно так же очевидно, что особи одного и того же вида, хотя живущие ныне в отдаленных друг от друга и изолированных областях, должны были расселиться из одного места, где первоначально жили их родители, потому что, как это было объяснено, невероятно, чтобы совершенно сходные между собой особи могли произойти от родителей, принадлежащих к различным видам.

Комментарии


Мост берингийской суши

XII-1.

Ч. Дарвин предвосхитил современные исследования, показавшие, что между Америкой и Азией неоднократно в сравнительно недавнем прошлом возникла связь по суше: во время великих похолоданий, когда масса воды накапливалась на полярных шапках Земли в виде льда, уровень Мирового океана опускался на 100 - 200 м. На месте современного Берингова и Чукотского морей, а также Берингова пролива возникла суша - Берингия. Во время существования Берингии человек из Азии попал в Америку. А из Америки в Азию пришли лошади и верблюды.

Мост берингийской суши, неоднократно в течение третичного и четвертичного периодов поднимавшийся над уровнем океана, был дорогой для животных и растений, расселявшихся в Новый Свет из Старого и в обратном направлении. Так, через Берингию в Америку пришли мастодонты и мамонты, бизоны, олени, предки пум и ягуаров, примитивные свинообразные - предки пекари. Через Берингию в Америку попали и некоторые пресноводные рыбы, например щука. Северная Америка была родиной однопалых лошадей и верблюдов, которые вымерли на родине, расселившись перед тем в Евразию, Африку и Южную Америку (ламы).

Проблема возникновения нелетающих птиц

XII-2.

Проблема возникновения нелетающих птиц (Ratitae) до сих пор считается дискуссионной. Африканских страусов (1), южноамериканских нанду (2), австралийских и новогвинейских эму и казуаров (3), новозеландских киви и вымерших моа сейчас разделяют океаны; тем не менее, они явно родственны не только по морфологическим признакам, но и по структуре ДНК (признаку, не подверженному конвергенции). Так как все они тяготеют к материкам - обломкам суперконтинента Гондваны, можно было бы предположить, что они разошлись по местам своего нынешнего обитания "пешком", когда между Австралией, Южной Америкой и Африкой существовали сухопутные связи. Но тогда им бы пришлось приписать чересчур большой возраст. Возможно, предок их обладал способностью к полету и мог пересекать водные пространства, когда дериваты Гондваны располагались более компактно (конец мелового периода).

Крупные равнинные вискачи

XII-3, 4, 5.

Крупные равнинные вискачи (Lagostomus maximus) (1) по образу жизни напоминают скорее не кроликов (2), а сурков: они устраивают такие же городки из подземных нор и ведут сходный образ жизни. Родственные им, но значительно более мелкие горные вискачи (Lagidium) несколько похожи на наших белок. Капибара (Hydrochoerus capybara) (3) массой до 60 кг - самый крупный грызун в мире. По внешнему виду он напоминает не столько бобра (4), сколько огромную морскую свинку.