Происхождение видов путем естественного отбора

Чарльз Дарвин

Глава XI. О геологической последовательности органических существ

О МЕДЛЕННОМ И ПОСТЕПЕННОМ ПОЯВЛЕНИИ НОВЫХ ВИДОВ.

- О РАЗЛИЧНОЙ БЫСТРОТЕ ИХ ИЗМЕНЕНИЙ.

- ВИДЫ, ОДНАЖДЫ ИСЧЕЗНУВШИЕ, НЕ ПОЯВЛЯЮТСЯ ВНОВЬ.

- ГРУППЫ ВИДОВ СЛЕДУЮТ В В СВОЕМ ПОЯВЛЕНИИ И ИСЧЕЗНОВЕНИИ ТЕМ ЖЕ ПРАВИЛАМ, КАК И ОТДЕЛЬНЫЕ ВИДЫ.

- О ВЫМИРАНИИ.

- ОБ ОДНОВРЕМЕННОМ ИЗМЕНЕНИИ ФОРМ ЖИЗНИ ПО ВСЕМУ СВЕТУ.

- О РОДСТВЕ ВЫМЕРШИХ ВИДОВ МЕЖДУ СОБОЮ И С НЫНЕ ЖИВУЩИМИ ВИДАМИ.

- О СТЕПЕНИ РАЗВИТИЯ ДРЕВНИХ ФОРМ.

- О ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНОСТИ ОДНИХ И ТЕХ ЖЕ ТИПОВ В ПРЕДЕЛАХ ОДНИХ И ТЕХ ЖЕ ОБЛАСТЕЙ.

- КРАТКИЙ ОБЗОР ПРЕДЫДУЩЕЙ И НАСТОЯЩЕЙ ГЛАВ.

Посмотрим теперь, согласуются ли различные факты и законы, касающиеся геологической последовательности органических существ, больше с общепринятым представлением о неизменяемости видов или с тем воззрением, что они медленно и постепенно изменяются путем образования разновидностей и естественного отбора.

Новые виды появлялись очень медленно, одни вслед за другими, и на суше, и в водах. Лайелль показал, что по отношению к различным третичным ярусам едва ли можно в этом сомневаться; с каждым годом пополняются пробелы между этими ярусами, и отношение между формами вымершими и продолжающими существовать становится более постепенным. В некоторых из более новых слоев, хотя, несомненно, и очень древних, если определять время годами, всего один или два вида оказываются вымершими, и только один или два вида - новыми, появляющимися впервые.

Виды, относящиеся к различным родам и классам, изменялись не одинаково быстро и не в одинаковой степени. В более древних третичных слоях можно еще найти небольшое число ныне живущих моллюсков среди множества вымерших форм. Фолконер указал поразительный пример подобного же явления - это совместное существование ныне живущего крокодила с многочисленными вымершими млекопитающими и пресмыкающимися в отложениях Гималайских предгорий. Силурийская Lingula лишь немногим отличается от ныне живущих видов этого рода, а между тем большая часть других силурийских моллюсков и все ракообразные изменились в значительной степени. Обитатели суши изменялись, по-видимому, быстрее, чем морские организмы.

Есть некоторое основание полагать, что высокоорганизованные изменяются быстрее, чем организованные более низко, хотя имеются и исключения из этого правила. Степень изменений в органическом мире, как заметил Пикте, не одна и та же в каждой последовательной так называемой формации. Однако, если мы сравним какие-нибудь из наиболее близких между собой формаций, мы найдем, что все виды претерпели некоторое изменение. Если вид однажды исчез с лица Земли, мы не имеем оснований думать, что та же самая, тождественная форма когда-нибудь появится вновь.

Эти различные факты хорошо согласуются с нашей теорией, которая не предполагает неизменных законов развития, требующих, чтобы все обитатели какой-либо области изменялись внезапно или одновременно, или в одинаковой степени. Процесс изменения должен был идти медленно и распространяться одновременно лишь на немногие виды, потому что изменчивость каждого вида не зависит от изменчивости всех прочих. Поэтому совсем неудивительно, что один какой-нибудь вид сохраняется в своей неизменной форме дольше, чем другие виды, или если и изменяется, то в меньшей степени. То же самое наблюдается и по отношению к ныне живущим обитателям различных стран; например, наземные моллюски и жесткокрылые насекомые Мадейры уклонились значительно от их ближайших родичей на материке Европы, тогда как морские моллюски и птицы остались неизменными. Может быть, большую видимую быстроту изменения наземных и выше организованных форм сравнительно с морскими и с низшими по организации формами можно объяснить более сложными соотношениями высших форм с органическими и неорганическими условиями их жизни, как это было разъяснено в одной из предшествовавших глав.

Не трудно понять, почему вид, раз исчезнувший, никогда не может появиться снова, если бы даже снова повторились совершенно тождественные условия жизни - органические и неорганические. Если бы потомок какого-нибудь вида и мог (что, без сомнения, и случалось весьма нередко) приспособиться таким образом, чтобы занять в экономии природы место, занимаемое другим видом, и таким образом заместить его, все же обе формы - старая и новая - не были бы вполне тождественны, потому что обе они почти несомненно унаследовали бы от своих различных прародителей различные признаки, а организмы, уже различные, будут и изменяться различным образом.

Группы видов, т. е. рода и семейства, следуют в своем появлении и исчезновении тем же самым правилам, каким следуют отдельные виды, т. е. они изменяются более или менее быстро и в большей или меньшей степени. Группа, однажды исчезнувшая, никогда не появляется вновь; другими словами, ее существование, пока она вообще сохраняется, не имеет перерывов. В самом деле, все виды одной и той же группы, как бы долго она ни существовала, произошли путем постепенных изменений один из другого, и все вместе - от одного общего прародителя. В роде Lingula, например, все виды, появлявшиеся последовательно в разные эпохи, должны были связываться одни с другим непрерывным рядом поколений со времени отложения самого нижнего силурийского пласта и до настоящего времени.

Мы видели в предыдущей главе, что целые группы видов иногда ложно кажутся появившимися внезапно, и я пытался дать объяснения этому факту, который, если бы он был верен, имел бы роковое значение для моей теории. Но подобные случаи, несомненно, представляют лишь исключение, а общим правилом является постепенное возрастание числа видов, пока группа не достигнет своего максимума, и следующее за тем рано или поздно постепенное ее уменьшение. Если представить число видов какого-нибудь рода или число родов какого-нибудь семейства вертикальной линией изменяющейся толщины, восходящей через последовательные геологические формации, в которых эти виды находятся, то может иногда ошибочно казаться, что эта линия начинается внизу не острым концом, а сразу [толстым основанием], затем она постепенно утолщается кверху, сохраняя нередко на некотором расстоянии одинаковую толщину, и, наконец, утончается в верхних слоях, выражая тем убывание и окончательное исчезновение видов.

Такое постепенное возрастание числа видов в группе строго согласуется с моей теорией, так как виды одного и того же рода и роды одного и того же семейства могут увеличиваться в числе лишь медленно и постепенно; процесс изменения и образования многих родственных форм обязательно должен быть медленным и постепенным процессом,- один вид дает начало прежде всего двум или трем разновидностям, они медленно превращаются в виды, производящие в свою очередь, тем же медленным путем другие разновидности и виды, и так далее, наподобие большого дерева, разветвляющегося от общего ствола, пока, наконец, группа не достигнет обширного развития.


Лингула

XI -1.

Лингула (Lingula) - один из немногих родов когда-то многочисленного типа плеченогих (Brachiopoda), одно из самых древних "живых ископаемых". Мощная червеобразная нога лингулы располагается в глубокой вертикальной норке в песчаном или илистом грунте морских мелководий; у входа в нору располагается двустворчатая раковина, способная выдвигаться вверх. Интересно, что подавляющее большинство специализированных плеченогих вымерло, тогда как сравнительно примитивные лингулы существуют более 300 млн. лет, олицетворяя собой найденное в эволюции крайне удачное адаптивное решение существования на дне, там, где не за что удержаться прикрепленным формам.


Геологическая история плеченогих

XI-2.

Геологическая история плеченогих (Brachiopoda) хорошо иллюстрирует постепенное развитие как всей группы в целом, так и отдельных филогенетических стволов, затем явный расцвет (по числу видов) и, наконец, постепенное уменьшение разнообразия группы. Современная фауна всех плеченогих состоит лишь из 280 видов 7 семейств, тогда как в ископаемом состоянии известно более 10 тыс. видов, принадлежащих 39 семействам. Буквами обозначены периоды: к - кембрий, о - ордовик, с - силур, д - девон, к - карбон, п - пермь, ю - юра, м - мел, т - триас.